BIM и менеджмент: подъем переворотом

BIM и менеджмент: подъем переворотом

Компании должны быть готовы к переходу на информационное моделирование на всех уровнях специалистов

В последнее время мы все чаще и чаще слышим про BIM-технологии, применяемые в том числе и в строительстве. Но что же меняется в менеджменте компании при переходе на них?

Переход компании на BIM-технологии означает не только замену 2D-модели на 3D-модель или «плоского на объемное», изменяются основные рабочие процессы компании, в которых участвуют не только технические специалисты – конструкторы, архитекторы и проектировщики, – но и менеджеры всех уровней. Конечно же, такого рода перемены ведут к перераспределению полномочий, зон ответственности, внутреннего документооборота, характера взаимоотношений с партнерами и т. д.

Роль первого лица

Роль руководителя организации, традиционно большая в нашей стране, становится еще больше. Как утверждает Марина Король, генеральный директор консалтинговой компании «Конкуратор», «процесс внедрения может быть успешен только в случае, если его поддерживает первое лицо организации. Даже если использование BIM инициируется снизу, причем в организации уже есть специалисты, владеющие соответствующими инструментами, а на приобретение лицензий выделяются средства, даже в этом случае риск впустую потратить время и деньги очень велик, если первое лицо не вовлечено в процесс внедрения и не видит конечной цели».

Отношение руководства к BIM показывает, считают ли в компании эти технологии открывающими новые возможности для бизнеса или лишь «модной игрушкой». И тут бывают варианты. Денис Купцов, коммерческий директор российского представительства компании Trimble, обладает значительным опытом внедрения программного обеспечения Tekla. Он выделяет 3 типа компаний по критерию вовлеченности топ-менеджмента в процесс перехода на BIM-технологии: роль руководителя ограничивается лишь общей директивой, а в дальнейшем он не вмешивается в процесс; руководитель контролирует процесс внедрения, но его личное участие минимально; руководитель не только принимает решения, но и непосредственно участвует в перестройке рабочих процессов.

А Владимир Грачев, ведущий инженер САПР Казанского Гипронииавиапрома, вспоминает, что изначально единственным лицом из состава топ-менеджмента, заинтересованным во внедрении BIM-технологий, был генеральный директор. Он не участвовал непосредственно во внедрении, однако всячески поощрял и стимулировал эту деятельность на разных уровнях: дополнительным финансированием, командированием людей на профильные мероприятия, выделением рабочего времени на обучение и освоение нового программного обеспечения.

По словам Андрея Коряковцева, начальника отдела информационного моделирования компании «СПб-Гипрошахт», внедрение BIM-технологий было организовано как отдельный проект, в котором руководство выступало внутренним заказчиком.

Однако успешные внедрения BIM-технологий возможны и в случае, когда руководители достаточно пассивны, считает Денис Купцов. Тогда необходимо делегировать полномочия кому-то из нижестоящих сотрудников. По его мнению, если руководство не заинтересовано во внедрении BIM, то это проигрышный вариант для компании. И не только потому, что технология не будет закуплена, не будет выделено средств и ресурсов. Часто в этой ситуации появляются энтузиасты, которые втайне от руководства скачивают пиратские версии софта. А это сегодня может привести к репутационным потерям компании, стоимость которых трудно даже оценить.

Изменение организационной структуры компании

Новые технологии изменяют не только вид носителей информации, но и привычные устоявшиеся формы работы. Меняется не только инструментарий, на котором работают проектировщики, по-другому строят свою работу и руководители отделов, и ГИПы, и менеджеры среднего звена.

Как поясняет Марина Король, «фактически BIM означает изменение не только производственных, но и управленческих процессов. Бумага у нас пока еще остается основным носителем проектного замысла, но она появляется уже только на самых последних этапах процесса. Все больше и больше операций выполняется в цифровом виде, без перехода на бумагу путем обеспечения большего взаимодействия между участниками процесса. В итоге рабочие процессы как бы сжимаются, то, что раньше выполнялось последовательно, теперь может выполняться практически одновременно, и это только одно из следствий».

Выстроить взаимодействие, коллаборацию – это один из самых сложных элементов перехода на BIM-технологию.

Дмитрий Долженков, специалист по сопровождению CAD компании «Белэнергомаш», отмечает, что появление программного обеспечения, работающего с цифровыми моделями, привело к разделению работ по конструированию. Появились специалисты по 3D моделированию и «чертежники». Функции по координации проекта, реализуемого в Open BIM, раскладываются по-разному: в одних группах они возложены непосредственно на специалиста по 3D-моделированию, в других этими вопросами занимается ведущий конструктор. Ввиду увеличенной нагрузки на «моделировщика» часть функций переложено непосредственно на «чертежника».

Проще всего пережить переход на BIM оказалось ГИПам. Наши собеседники оказались едины во мнении в том, что функции ГИПов или не изменились вовсе, или изменились незначительно. По словам Владимира Грачева, причины просты: ГИП заинтересован только в том, что продается наружу, т.е. в «бумаге». Все же остальные в соответствии с переменами в бизнес-процессах должны изменить свой инструментарий для повседневной работы. Даже некоторые главные специалисты, несмотря на солидный возраст, при проверке решений предпочитают модель плоским чертежам.

Правда, нельзя сказать, что новые веяния совсем обошли ГИПов стороной. «У них добавилась обязанность предоставления информационной модели с соответствующими требованиями. Для этого им все-таки пришлось осваивать новый функционал по программному обеспечению для сдачи работы по проекту», — уточнил Андрей Коряковцев

Больше всего процесс перехода на BIM отразился на исполнителях и, прежде всего, на проектировщиках и конструкторах. У них появилось точное представление всех сложных и запутанных мест проектируемого объекта, улучшилось качество проектной продукции и ее проработанность. Правда, для этого им пришлось освоить принципиально новые программные продукты, а среди обязанностей руководителей отделов, по словам Андрея Коряковцева, появилась деятельность по вовлечению своих сотрудников в процесс информационного моделирования. И необходимо увеличивать долю проектировщиков, которые используют в своей непосредственной деятельности специализированное BIM ПО.

Работа в команде

Совместная работа в единой цифровой среде накладывает определенные обязательства, несоблюдение которых чревато серьезными проблемами. По словам Андрея Коряковцева, с подобными трудностями сталкиваются все без исключения компании, которые перешли на BIM. Чтобы преодолеть их, необходимы стандарты. Перед тем как начать проектирование необходимо «на берегу» договориться о правилах обмена информационными моделями между всеми участниками рабочего процесса. Для этого в компаниях существуют отделы информационного моделирования или BIM-отделы. Их сотрудники отвечают за организацию передачи информации между всеми участниками проектирования.

Одно из главных требований ко всем участникам процесса – высокий уровень внутренней дисциплины, необходимый для слаженной работы. В Казанском Гипронииавиапроме утверждают, что сложностей при совместной работе у них нет: все стандартизовано и регламентировано. А Дмитрий Долженков рассказал, что в его организации с одной и той же моделью одновременно могут работать более 50 конструкторов при помощи многопользовательского сервера. В этой же модели при необходимости могут работать технологи по сборке, сварке и покраске металлоконструкций, группа комплектации и раскроя. С моделями работают и инженеры-геодезисты, и группа отгрузки и оснастки.

В обычном режиме в одной модели работает 8-10 конструкторов. В зависимости от сложности конструкций к ним подключаются другие участники производства. «Если технологи или конструкторы самостоятельно не могут решить ту или иную задачу, они привлекают к работе меня, т.е. группу информационного моделирования. Мы решаем проблемы, опираясь на обширный опыт наших сотрудников. В некоторых случаях приходится обращаться в техподдержку производителей ПО. Но чаще всего решаем все задачи и проблемы своими силами», — отмечает Дмитрий.

Однако вендоры стараются помогать пользователям и без обращения в техподдержку, разрабатывая программные решения, облегчающие взаимодействие участников проекта. По словам Дениса Купцова, поверх лицензионной программы Tekla Structures можно установить Tekla Model Sharing – облачное решение, изменяющее процедуру синхронизации. Обычно участники проекта в ходе работы создают «мастер-модель», в которую каждый из них вносит изменения. Естественно, их требуется сохранять, и если с «мастером» одновременно работает более 8 – 10 человек, на синхронизацию уходит значительное время. При использовании Tekla Model Sharing «мастера-модели» нет в принципе. Синхронизация происходит непосредственно между компьютерами пользователей. В этом случае рабочие места могут быть расположены где угодно: в разных комнатах, зданиях, странах. Можно использовать сеть с низкой проводимостью, например, телефонные модемы. Причем, программное обеспечение иногда «знает», кто сохранится в следующий раз до того, как это происходит в реальности.

Купцов приводит пример еще одной возможности улучшения координации действий участников строительного процесса: использование программного обеспечения Trimble Connect. Оно создает единое цифровое пространство для команды, работающей над проектом. И каждый из участников, заходя туда, имеет возможность посмотреть актуальную на данный момент времени 3D-модель, созданную с использованием различных видов программного обеспечения, ведь разные отделы могут использовать свое специализированное ПО. Туда могут зайти геодезисты и взять или добавить данные съемки объекта. Эту съемку может взять инженер-строитель, добавить ее в модель, проверить, точно ли произведен монтаж той или иной конструкции и сразу внести изменения у себя в TeklaStructures или ином программном обеспечении, в котором он работает. А потом все это выдается главному инженеру проекта, который распределяет задание строителям для устранения недочета, если он есть. Все это делается, не сходя с места, очень быстро. Так реализуется на практике концепция OpenBIM.

Преимущества открытого пространства

Говоря о преимуществах OpenBIM, наши собеседники называют такие качества, как наглядность, прозрачность, удобство в работе, а также тот факт, что она способствует демонополизации рынка программных продуктов. Но, как поясняет Андрей Коряковцев, на сегодняшний день не существует такого программного обеспечения, которое бы закрывало проектирование всех дисциплин. В каком-то удобно делать архитектуру, в другом – железобетонные и металлические конструкции, а в третьем, например, технологические трубопроводы. Поэтому обмен информацией должен быть обеспечен по всем дисциплинам. В результате в «СПб-Гипрошахт» используют кроссплатформенную интеграцию различных программных продуктов.

Владимир Грачев отмечает, что используя BIM-технологии, можно существенно повысить качество решений при проектировании, скорость согласования, точность в спецификациях, «прозрачность» процесса проектирования.

А Дмитрий Долженков называет еще одно важное качество BIM-технологий: они практически исключают ошибки при проектировании и конструировании. Постоянное взаимодействие со всеми участниками проекта на принципах OpenBIM позволяет вовремя выявлять коллизии и предпринимать своевременные действия по их исключению.

Подрядчики и заказчики

Но есть еще одна важная черта OpenBIM, которая меняет взаимоотношения участников проекта. О ней упоминает Андрей Коряковцев: выход на новый уровень проектирования в результате предоставления заказчику информационной модели для управленческих решений. Взаимоотношения заказчиков и подрядчиков во все времена были больной темой. Что меняют в них BIM-технологии?

По словам Марины Король, очень часто заказчик не в состоянии быстро принимать решения на основании технической документации, предоставленной традиционно в виде чертежей и спецификаций. В то же время объемная, интуитивно понятная модель способна существенно ускорить процесс. Людей, воспринимающих лучше и быстрее именно визуальную информацию, очень много, поэтому наглядность – важное качество.

Но дело не только в этом. Имея дело с 3D-моделью, заказчик может оценить правильность развития проекта, получив доступ к полной информации о любой точке объекта в любое время. Это означает, что он может вносить свои пожелания на стадиях, когда стоимость переделок минимальна. Понятно, что у таких проектов меньше шансов быть похороненными заказчиком, ведь нередки случаи, когда изменения, вносимые им на финальной стадии, рушат весь проект из-за увеличения бюджета и сроков. Поэтому ситуация, когда технологии позволяют заказчику непрерывно мониторить проект, преображают реальность.

Кроме того, владение BIM-технологиями часто становятся пропуском в шорт-лист потенциальных исполнителей. Заказчик может включать в описание проекта перечень рекомендованных заводов-изготовителей, работающих в BIM. Это позволяет всей команде «говорить на одном языке» и, как результат, обеспечить надлежащее качество работ при минимальных сроках.

«Но, чтобы воплотить в жизнь эту новую реальность, заказчик и исполнитель должны договориться и использовать уже новые формы и документы. Появляются «информационные требования», которые попадают в техническое задание. Они определяют, кто что делает, что моделируется, что не моделируется, какие параметры в обязательном порядке должны быть в элементах моделей и т. д.», — добавляет Марина Король.

BIM – в массы

До повсеместного воплощения в жизнь новой реальности еще далеко. Опрос, проведенный компанией «Конкуратор» в 2017 г., показал, что уровень внедрения BIM-технологий российскими компании находится на уровне 22%. Это не так много, но высказывания экспертов позволяют констатировать, что «процесс пошел».

Владимир Грачев отмечает, что заказчики все чаще просят указать в договоре на использование цифровой модели. Дань моде ли это или же осознанные действия, пока до конца неясно, но со временем, очевидно, 3D-модель станет неотъемлемой частью проекта и на уровне госзаказа. В случае же крупных совместных проектов для частных инвесторов использование цифровых моделей уже обыденность.

С ним согласен и Дмитрий Долженков: «Пока внедрение BIM-технологий находится в стадии становления, но уже заметна тенденция, что все больше заказчиков пытается упорядочить обмен информацией, как на принципах OpenBIM, так и с обязательным условием использования определенных программных продуктов, как например Tekla Structures, с предоставлением перечня необходимых каталогов среды для корректной работы той или иной модели».

Учитывая то внимание, которое уделяется теме цифровизации экономики Правительством РФ, представляется, что качественных изменений в отрасли можно ожидать достаточно скоро.

Галина Крупен

Этот материал опубликован в октябрьском номере Отраслевого журнала «Строительство». Весь журнал вы можете прочитать или скачать здесь.